42 Так и при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении;
43 сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе;
44 сеется тело душевное, восстает тело духовное. Есть тело душевное, есть тело и духовное.
45 Так и написано: первый человек Адам стал душею живущею; а последний Адам есть дух животворящий.
46 Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное.
47 Первый человек - из земли, перстный; второй человек - Господь с неба.
48 Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные.
49 И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного.
50 Но то скажу [вам], братия, что плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия, и тление не наследует нетления.
51 Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся
52 вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся.


Текущее время: 15 окт 2018, 19:05

С о б и р а ю    Х р и с т и а н    к    и с х о д у   .  .  .  М и х а и л

Часовой пояс: UTC + 2 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Василиса
СообщениеДобавлено: 14 ноя 2012, 00:03 
Администратор
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 06 дек 2011, 22:01
Сообщения: 310
Откуда: Беларусь

Взято с: http://vserusskie.ru/group/topic/?id=f8 ... 0225#Topic

Давным-давно, так давно, что и самые старые камни не упомнят, случилась эта история.

В темном сыром лесу стояла деревня. Грибы, ягоды народ собирал, на охоту ходил, воду родниковую пил - тем и жил. Да вот беда - невозможно было в том лесу дом добротный построить- только- только стены возведут, начнут крышу крыть, а низ уже гниет от сырости. Думали - гадали люди, что делать, да и решили на поклон к Водяному - сырнику на поклон идти. Дескать, пусть и темная сила, а вроде и живет под кочками болотными, никому видимого зла не делает.

Пошли, поклонилися, о совете возмолилися: «Подскажи Батюшка - Водяной, как бороться с бедою гнильной?». Водяной– сырник этого момента долгие годы ждал, дорогим гостям на дома сырости - мокроты насылал, а тут в глаза улыбается, руки перепончатые для объятий простирает.

«Ох» - говорит: «Чего ж, люди добрые, не помочь. Дам я вам по одному своему ребенку - Бесененку.
Глядите, какие они маленькие, миленькие, с котенка. Еды вашей не едят – лишним ртом не будут, а мокроту из дома выведут так, что будут стоять ваши дома не один век, а все как новые. Только вы детей моих не обижайте, уважайте, что посоветуют - выполняйте». Порешил так, злодей, к душам людским подобраться.

А народ темный, доверчивый, им что с улыбкой сказано - все правдой кажется. Взяли в каждую избу по бесенку. И вправду, гниль – мокрота отошла, да радовались недолго. Начались в каждой семье, да между соседями ссоры да раздоры. Родня переругается, да бесенку жалуется. А тот знай, поддакивает, да на ссору новую подбивает. И вот уж сосед с соседом не разговаривает - зависти боится. И стала та деревня статная и красивая, вроде и богатая, а счастья в домах не на грош. И жили так сто, да еще полста лет.

Как-то весной одна баба на сносях в лес. Далеко зашла. Вдруг видит- полянка лесная, вся солнечным светом залитая, цветами яркими покрытая. Подошла баба поближе цветы рассмотреть, да как их аромат чудесный вдохнула, тотчас разродилась баба дочкой. Пока сил набиралась, в цветах с дочкой лежала, аромат их чудесный вдыхала. Солнышко их согревало, птицы песни щебетали.


Девочка сама как цветочек солнечный расцвела, как солнышко засияла. Так и день прошёл. А к вечеру бабу с дитем муж нашел, в дом возвратил. Домик их самый маленький и неказистый на самой окраине деревни стоял. Даже бесенка им Водяной выделил самого маленького и неказистого, всех сильных и ушлых в дома побогаче заслал.

Увидел бесененок, что без греха девочка родилась, кинулся к ней, а подойти не может- пахнет от девочки дивными цветами так, что коробит все внутри бесовской натуры. От матери тоже благоухает, да только слабо - через силу терпеть можно. Начал водяного сынок через мужика действовать, нашептывать: «Ой, не радуйся дочери - вон какая чудная и на тебя не похожа». Изнывал мужик, да тоскую и сомнениями своими и жену и дочь изводил. Тем временем девочка, Василисой названная, подрастала, а запах цветов тех солнечный от нее не выветривался, бесенку его нутро бесовское бередил- ни подойти, ни со свету свести девчонку проклятущую не давал.

Как то решил Водяной собрать всех бесенят, да послушать, как губят они души человечьи. Все его сынки хвастались, что в ссорах люди живут, горло друг другу грызут. Только один бесененок сидит мрачный. Водяной его спрашивает: «Что же ты, сынок мой младшенький, грустишь, копытцами не топаешь, лапками когтистыми не хлопаешь, не свистишь, душ погибели не радуешься?».

Бесенок затрясся, позеленел, запищал: «Не казни меня, Отец! Сто да еще полста лет мутил я семью одну, злобу да болезни насылал. Только не усмотрел - родили без меня девку, Василиску триклятущую. Пахнет от нее цветами так, что и на три шага подступиться к ней не могу. Пробовал ее через отца да мать злить- изводить, а она не гнется, не ломается, поревёт тайком, да снова улыбается». «Ох, что ж ты раньше молчал, бестолковая бесина?! Тут и сильным чертям года на два мороки, а ты один решил справиться?! Ладно, не реви, братьев в помощь возьми». Свистнул Водяной на все болото: «Эй, черти-бесенята! Каждый в свой дом бегите, про Василису плохое говорите: Дескать, не улыбается, а над вами, дураками деревенскими, насмехается. Василиса от злобы людской ломается - сама к нам на поклон явиться».

Побежали бесенята по домам, давай шептать, супротив Василисы людей настраивать. Закосился народ на девицу, пошли толки - пересуды. Отец с матерью больше серчают, дочь неповинную попрекают, со свету сживают. Совсем невмоготу стало Василисе. Пошла она на болотный бережок, думая, чем такая жизнь, лучше сгинуть в омут с головой. Водяной под корягой сидит, руки свои перепончатые потирает, готовиться новую душу пропащую встречать. Тут вдруг музыка, шум - гам: мимо нежданно- нагадано едет купцов караван.

Увидали они девицу в слезах, стали о ее горе-беде спрашивать, конфетами да медом утешать. Пожаловалась им Василиса на худое житье свое среди людей недобрых. Повздыхали купцы, посочувствовали. И тут один из них, самый старый и мудрый, говорит: «Ох, девица, супротив всех тебе одной тебе не справиться, кто-то силой о твоем несчастье старается. Поехали с нами в страны дальние, авось, где свой угол найдешь, счастье встретишь». Подумала Василиса и согласилась с купцами в дальние страны идти. Водяной все это слыхал, от злости зубами скрежетал, видя, как Василиса из проклятой деревни уходит. Свистнул он всех бесенят: «Бросайте дома, мол, там и без вас дел понаделано- одним веком не исправить. За Василисой идите, до беды доведите, и денег предлагайте, и со свету сживайте только погубите душу ее окаянную». И двинулись черти всей ватагой за Василисой.

Так Василиса по свету скиталась, от чертей отбивалась, да все не сдавалась. Так год- другой прошел. Решили бесенята одного чертенка к Водяному послать с весточкой, да проверить, как там деревня без них бедствует. Прибежал бесененок в родные места, да так и ахнул: разрослась деревня, расширилась. Без них, чертей, много детей нарождалося, дружба между соседями завязалася.

Кинулся бесененок на болото. Видит, сидит Водяной с поникшей головой. Увидел сынка - навстречу кинулся: «Извели вы Василису?». «Ох-ох-ох»- запричитал бесененок, зажаловался: «Бились мы с проклятой девкой, бились. Уж и вредили, как могли. Людишек вокруг нее мутили, супротив настраивали. А она все знай, живет - улыбается, скрипит, а не ломается. Как могли бы к ней приблизиться - своими бы когтистыми лапками разорвали». Закручинился Водяной пуще прежнего.

Три дня и три ночи думал и решил идти на поклон к Старой Мёвре - а была это самая старая, самая сильная ведьма. Ее не то, что черти - сами лешие побаивались.
Набрал Водяной подарков, да отправился по рекам - морям к Мертвым горам. У их подножья, куда и солнечный свет не доходит, спустился в самые глубокие топи гнилых болот. Как переступил порог жилища Старой Мёвры, тут же ниц упал, головой в пол забил, заголосил: «Мёврушка, всему злодейству мать родная, помоги Василису погубить!». Посмотрела Мёвра на Водяного: черно лицо ее - ни глаз, ни рта не разглядеть.

Отвечает голосом гулким: «Ох, Водяной, гнался за девкой одной, да всю деревню растерял. Ладно, помогу я тебе ради Дела нашего общего - Дела темного. Возвращай чертей назад, пусть дальше в деревне мутят. Сама Василиса не пропадет - так пусть любовь ее подведет. Через Суженого погибель сыщет. Мужик людской на чары больше поддается, легче душой продается. Заколдуем мы ее Суженого на тоску – мороку до положенного сроку. А когда им время встретиться придет, захочет Василиса его от чар избавить – сама к нам за помощью прибежит, душу свою непокорную на тарелочке принесет, будет уговаривать взять, лишь бы Суженого перестали терзать ».

Закивал Водяной косматой головой, подивился уму – разуму Старой Мевры. Отозвал от Василисы чертей, чтоб в деревне и дальше мутить людей.

Мевра же черным вороном над землей полетела, Суженого Василисиного сыскала: живет красавец Илья во богатом во краю, ждет срока, когда с Суженой сведет дорога. Осмотрелась старая ведьма, прикинулась доброй странницей и в дом одинокой вдовы – солдатки Матрёны постучалась.

Попросила водицы испить, да разговор душевный завела: «Ох, солдатка Матрена, и что ж судьба у тебя морёна: вроде и молодость прошла, а счастливой не была – с милым по полям не хаживала, траву зелену не сглаживала». Разревелась Матрена: «Верно говоришь, странница – уж и седина в косу закрадывается, а на моем веку любви и было то два дня, да война мужа отняла у меня. Пока сына растила-крепилась, а как подрос, в город подался - совсем одна осталась».

Мевра же по голове Матрену поглаживает, будто утешает, а сама ее в сети свои дальше вовлекает: « А чего ж ты, Матрена, под ноги глядишь, а по сторонам не замечаешь? Вон и сосед у тебя, Ильюша, Добрый Молодец – холостой удалец. На тебя вроде с интересом глядит, знать краса твоя ему сердце бередит». «Что ты, что ты, Бабушка»- Матрена рукой отмахнулася: « Молодой он слишком - был сыну моему старшим товарищем. Да и девки молодые вокруг него так и вьются, чай, и призову - уведут, а мне новое огорчение ». Мевра этих слов только и ждала, говорит ласково: «Матрёнушка, так то горе - не беда. Дам я тебе водицы волшебной - напои ей Ильюшеньку, и будешь ему самой хорошей да пригожей до скончания века казаться, перед соседками молодым мужем похваляться». Оставила на столе бутылочку с водицей волшебной и исчезла.

Матрена в гости Илью позвала по - дому помочь, а сама водицы волшебной в питье подлила. Отхлебнул Молодец глоток - захмелел: глазами глядит - глазам не верит: кажется ему, что Матренушка- белая лебедушка, что ни слово говорит- колокольчиком звенит, и что нету краше ее на всем белом свете. Упал Илья перед ней на колени, руки целует и говорит: «Люблю тебя, Красавица! Что хочешь проси- все сделаю». Матрена рада – радешенька, в храме венчаться возжелала. Только вот беда - не может Матрена порог святой переступить. Сообразила она, что с темным силами связалась, да от молодца - красавца уже отказаться не захотела.

Переехала в его дом добротный, не венчана, зато при пригожем молодце. Старая Мевра проведать раз заявилась. Матрена сама ей в ноги упала: «Что хочешь, проси, лишь бы молодой возлюбленный рядом был». Мевра отвечает: «С тобой он рядом, пока зелье его хмелит. Подливай, не забывай. Да еще учти, что в скорый срок придет разлучница, захочет увести твоего молодца. Ты, главное, не зевай - близко ее не подпускай, зелья подливать не забывай. А чтоб милый твой не остался без пригляду, дам вам в помощники двух темных слуг своих в виде котят: что ты упустишь - они в подмогу, а я ухожу в путь-дорогу». Обернулась ведьма черным вороном и улетела, только пара котят у ног Матрениных сидят.

День ли, год ли прошел, только привела Василису дорога в ту деревню, где околдованный Илья жил. Видит она – место светлое, по-сердцу. Люди добрые, приветливые. Решила девица здесь жить – поживать, рукодельем на хлеб зарабатывать. Поселилась в домике стареньком на окраине. Раз идет Василиса по улице и вдруг видит картину дивную: вдоль дороги баба идет, за уздечку витязя ведет, а витязь странный - лохматый, во мху его щит и латы. Народ на эту картину странную не оглядывается. Поняла Василиса, что витязь тот околдованный и только ей суждено уздечку и латы заржавелые видеть. И так жалко девице стало витязя, что взмолилась она Солнышку, чтоб сняло оно с Добра молодца чары темные.

Солнце приветливое доброе слово заметило, засветило над Василисой пуще прежнего. Ильюша шел по улице, Матрениной красой по - колдовски ослепленный, да вдруг сердцем почувствовал тепло жаркое, родное. Повернул голову на свет и увидел пришлую девицу. За Матреной и дальше, как на привязи идет, а от девицы пригожей взгляд отвести не может. Замяукали коты - бесенята, под ноги Матрене бросились. Оглянулась она и увидела - вот и пришла разлучница. Натянула уздечку туже, быстрей от соперницы витязя в терем увела, вдвое больше, против прежнего, зелья налила. Захмелела голова богатырская, померк образ пригожей девицы, да вот сердце внутри стучит - сами за околицу тянется.

Матрена тем временем котят - бесенят к Мёвре за подмогой посылает. Старая Мевра заявилась к Водяному: «Наконец дождались мы часа заветного. Попалась Василиса - голубица в сети любовные: душу чужую готова спасти, своей не жалея. Собирай своих бесенят - пришло время старую обиду вспомнить ».

Собрал Водяной детей своих и отправил по душу Василисину, народ мутить. Те кинулись народу нашептывать: «Вот, пришла незваной - нежданной. У их доброй соседушки собирается увести Молодца, солдатку одну под старость горемыкой оставить ». Матрена и сама ревет - причитает: «Люди добрые, да что это делается: сегодня на моего мужика засматривается, а завтра ваших мужей из семей уведет». Загудел народ, против девицы ополчился.

Василиса бы и рада уйти, да заколдованный витязь не отпускает, не может она его вот так на погибель колдовскую оставить: «Была - не была, а попытаюсь с молодца чары колдовские снять» - решила: «Расколдую молодца, сниму с него уздечку, пусть засверкают ярким светом латы богатырские, пусть засияют чистым светом латы богатырские. Пусть свободным сердцем любит, а не по колдовству». Мевра только этого и ждала. Заявилась, какая есть – с черным лицом и вороньими крыльями.

Знала, что колдовством Василису не обманешь: «Ну что, девица, выбирай: либо дальше тебе по свету белому идти, Илью на погибель Матрене оставить, либо сниму с него чары, освобожу его разум затуманенный, а ты за это станешь моей ученицей- много силы обретешь, власть над живыми и мертвыми получишь. А Илья много подвигов славных совершит, на хорошей девушке женится - вам друг о друге и вспоминать не придётся». Выслушала Василиса и молвила: «Дай три дня - думать буду, да чертям своим продыху дай, итак немало старалися». Кивнула Мевра, отвела чертей.

Василиса горемычная пошла в лес, села на полянку и слезами горючими заплакала. И там, где упали ее слезы, зацвели цветы яркие, душистые. Илья в это время на охоте был, как вдруг среди елок и сосен почувствовал цветов благоуханье. Пошел посмотреть на диво невиданное. Коты - бесенята в ноги молодцу вцеплялися, пытались и шага сделать не дать, а на поляну все ж зайти не могли.

Смотрит Илья на Василису – глаз отвести не может, разум его затуманенный проясняется, спросил учтиво: «Отчего печалишься, девица?» . «Не печалюсь я, а плачу от радости»-молвит Василиса: « Как подумаю, сколько славных подвигов ты совершишь, Землю родную прославишь, сыновей – богатырей и красавиц – дочерей с женою доброй воспитаешь, так сразу слезы радости и катятся».

«Что ты, девица? Какие в нашей деревне подвиги? Да и Матрена моя не в тех годах, чтоб детей рожать»- говорит Илья растерянно. И еще больше от этих слов у Василисы слезы глаза застилают. Ничего ответить не может молодцу, да и погибель собственная кручинит.

Коты - бесенята тем временем за Матрёной сбегали. Та и торопится, бежит, зелье колдовское в руке сжимает. Бесам на цветочную поляну ходу нет – Матрене самой справляться надо: «Ильюшенька, соколик мой! Обыскалась, волновалась, думала – заблудился, заплутал»- Сама рукой дрожащей Витязю протягивает зелье приворотное: « Вот и попить тебе принесла».

Василиса слезы утерла, встала в полный рост и молвила: «Ни тебе, Матрена, ни Илье зла не желаю. Да только не обидно ли вам во хмелю да наваждении жизнь проживать, себя страхом и ложью унижать?». Матрена задумалась, остановилася. Коты с окраины полянки мяукают – завывают, Матрену на прежнее вразумляют.

А Василиса продолжает : «Доколь же вы, род людской, силы темные тешить будете? Да неужто их зелье поганое дух крепкий в жижу болотную превратит? На что же ты, Матрена, счастье да любовь выменяла?: на страх да беспокойство? На погибель души своей и витязя невиновного? Коли радости в судьбе хотят- просят у Неба и у Солнышка. Привела бы к тебе дорога Суженого до порога. И жили бы – не тужили, как звездочки небесные светили, а не головешками костра бесовского тлели».

Опустились руки Матренины от правдивых слов, пролилось на землю зелье приворотное. Там, куда попало – завяли цветы дивные , облетели лепестки душистые. Завизжали коты – бесенята. Заявилась Старая Мевра – чернее ночи, зубами скрипит, руки к Матрене тянет : «За расплатой пришла по душу пропащую. Василису не сгубила, так хоть тобой утешуся».

Закричала Василиса: «Ох, Матрёна. Проси защиты у Солнышка - оно доброе, в обиду не даст». Стали они втроем: Василиса, Илья и Матрена у Солнышка защиты просить – Силы темные победить. Услышало Солнышко : стрелы - лучики в ведьму старую пустило, и рассыпалась она пеплом черным и сгинула со своими бесенятами - прислужниками. Так и сгинула Старая Мёвра, сгинули чары колдовские.

Илья с Василисою в деревню возвратилися, вскоре обвенчалися- обженилися. Дом новый справили. Деток славных нарожали. Матрена тоже свое счастье встретила – приглянулась она купцу богатому, заезжему. Увез он ее в свои богатые терема- жить- поживать. Да добра наживать.



На этом и сказки конец, да счастью только начало.

Вархол Елена


Не в сети
 Профиль  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 2 часа [ Летнее время ]


 Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
 
cron

Богом создано 3 печати. Выглядят они в виде жернова, своеобразное вращение пространства и времени, в которых запечатано грядущее!

1.Белый      2.Светло – серый      3.Тёмно – серый.

1.Белым был запечатан Дракон (система), тоесть, мирское устроение. Где Душа не должна поддаться на мирское, не должна прельститься, но наоборот, познать, и принять небесное.
2. Светло серым запечатано: приход Христа, и объединение души с духом. Тоесть, по приходу Христа, и повелению, духи от него, Христовы, будут забирать души.
Каждая Душа, имеющая Духа Христова, при зове Духа, увидит его. Дух будет обволакивать Душу, и вытаскивать из плоти.
«жених придёт за невестой» (дух за душой).
Выглядит он белым, легкий оттенок какого либо цвета, как бы внутри него. Он будет новой одеждой вместо плоти (зверя). Главная задача не испугаться и не отвергнуть по каким - либо мирским причинам (незаконченные дела, привязанность к родственникам и пр.) «Никто ни за кого не попросит».
3. Тёмно серым запечатан переход: создастся переход, где, Христос подойдёт к нему на облаке («облако» - дух земли, земля им вокруг наполнена). Он войдёт в созданный переход, за ним пойдут души в духе, тоесть пойдут те Души, которые будут забраны из плоти Духом. Дух земли будет удерживать переход, пока народ Христа (Души в Духе Христовом) будет выходить. Дух этого мира (мирской) будет закрывать переход. Небеса от их противостояния свернуться, и вся жизнь уйдёт с Христовым духом. Останется на земле мирской, тленный дух.
Задача довериться Христову духу и войти в переход. Отодвинуть весь страх, и освободиться от всего мирского.

Выход на Сионе.

1.За время нахождения души в мире и в плоти (звере), не угасить дух Христов, но максимально приблизиться к нему, открыться ему.
2.По его приходу и зову объединиться с ним.
3.Пойти за Христом во Христе.

Сион, это не гора: это вершина, ближайшая точка к вышнему Иерусалиму.



Союз образовательных сайтов Русское Имперское Движение! Информационно-аналитический портал Христианский сайт! Российская Православная Церковь Объединённый Русский форум